BattleFront.ru - история Великой Отечественной войны
Военное кино, хроника и документальные фильмыМузыка Войны, песни и марши Раздел «Музыка Второй Мировой войны» Форум сайта BattleFront.ru Гостевая книга Фотогалерея Второй Мировой ВойныБитвы и операции Второй Мировой войныСтатьиОтправить сообщение по e-mailСсылки на сайтыГлавная страница battlefront.ru
 
Ainoaaay eieaa naeoa

Посетить раздел «Летопись о Наших Героях»Настроиться на радио BattleFront.ruПосмотреть фотогалерею

Вернуться к разделу Вермахт на марше

Снаряжение немецкого солдата Второй Мировой войны претерпело незначительные изменения с начала ХХ века. Также как и в Первую Мировою войну солдат Вермахта носил всё в те же сапоги с высокими голенищами, а в бою вёл огонь из винтовки образца 1898 года. Килограммов тридцать обмундирования плюс еще паёк, запасной боекомплект, оружие и части пулеметов или минометов. 22-летний пехотинец Гаральд Генри, совершавший пеший марш на Восточном фронте в составе полка группы армий «Центр», сетовал по этому поводу:

«Точно не скажу, сколько весит выкладка, но приходилось таскать с собой еще и толстое шерстяное одеяло, ящик с патронами, уже от этого можно свихнуться. Поэтому пришлось отослать домой книги».

Солдаты на марше старались отделаться от лишней поклажи, складывая ее в полковые грузовики. Стандартная выкладка на марше весила около 14 кг . Кожаный подсумок вмещал до 60 винтовочных патронов, саперную лопатку, противогаз (его носили не все, но тем, у кого его не было, поручалось нести еще что-нибудь), фляга с водой, коробка для еды с хлебом, мясом или колбасой, банка смальца и штык.

Весившую 1,5 кг каску на марше обычно не надевали, она крепилась на ремешке к выкладке. Винтовку весом в 4 кг носили через плечо. Каждому солдату полагался алюминиевый жетон, разламывавшийся на две половинки в случае гибели военно-служащего, - одну отдавали капеллану либо в административное подразделение. Мешочки для хлеба и карманы обмундирования постоянно оттопыривались от всякого рода мелочей, без которых трудно обойтись солдату на марше.

«Все дороги в этой стране идут в гору, - делился впечатлениями ветеран нескольких кампаний. - Местность равнинная, но дороги независимо от направления почему-то представляют собой сплошные подъемы ... »

 

Солдаты Вермахта на марше

 

На марше чаще всего солдата поднимали без четверти три утра, чтобы полчаса спустя, когда рассветет, выступить. Некоторые роты в день одолевали до 50 км. Один искушенный вояка даже подсчитал: если предположить, что каждый шаг равен 60 см в среднем, то 50 км означало 84 000 шагов.

Завтрак проходил второпях, он состоял из чая или эрзац-кофе, хлеба с маслом, маргарином или вареньем и консервированной колбасы из печенки. После команды быть готовым к маршу иногда оставалось время, чтобы проглотить сырое яйцо. После утреннего завтрака формировались ротные колонны.

 

Утренний завтрак Вермахта

 

В первые минуты солдаты шагали бодро. Но уже час или два спустя, по мере того, как солнце поднималось выше, плечо начинало ныть от двух висевших винтовок.

Обер-лейтенант артиллерии Зигфрид Кнаппе рассказывает:

«Ноги проваливались в песок или поднимали пыль, от которой скоро было уже не продохнуть. Лошади хрепели и фыркали, пытаясь избавиться от попавшей в ноздри пыли, распространяя специфический резкий запах. Им вообще трудно было передвигаться и по песку, и по жидкой грязи. Солдаты шли молча, эта пыль не давала рот раскрыть, она оседала на губах, забивала глотку».

Восточный фронт - бесконечные дороги, которым не видно конца

 

Горные стрелки на марше. Восточный фронт, 1941г.

 

Понемногу напоминали о себе застарелые мозоли, сапоги немилосердно натирали ноги до пузырей, вскоре превращавшихся в кровавые волдыри. Солдату в таком состоянии было на все наплевать, из состояния апатии его мог вывести разве что огонь противника.

 

Ещё один километр пройден!Лейтенант Генрих Хаапе из 18-го пехотного полка заметил на небе белые шапки разрывов - зенитки. Вскоре показались и русские самолеты.

«Но солдаты, казалось, не замечали ничего, что не касалось бы непосредственно их самих. А в тот момент их касалось исключительно количество шагов, пересохшая глотка и осточертевший груз на спине. Только бы добраться до привала и сбросить его! Или уж хотя бы просто услышать приказ «стой!», когда можно будет перевести дух, - вот о чем мечтали наши бойцы. Никому и в голову не приходило затянуть песню, просто пошутить или даже переброситься словом с шедшим рядом».

И после нескольких часов этих мук:

«...однообразный темп марша отпечатывался убийственным равнодушием на лицах солдат, их можно было различать между собой разве что по висящим в уголке рта сигаретам.Странное это было курение - не в затяжку, просто хоть чем-то отвлечься, пусть даже щипавшим глаза вонючим табачным дымом».

 

 

На привалах боль от кровавых мозолей, которые саднили от попавшего в сапоги песка, становилась нестерпимой. Все тело гудело. Горели натертые обмундированием места. Уже ни пить, ни есть не хотелось. Пехотинцы варились в собственном едком поту. Чесалась голова, волосы были забиты песком, каска на голове превращалась в пыточное орудие. По словам Гаральда Генри, «пыль въедалась в обмундирование, белесой пудрой покрывала лица, волосы, от чего все враз превращались в блондинов, до ужаса напоминавших солдат Фридриха Великого в париках, лица же, напротив, были черными от грязи, как у африкан-ских негров». Эти знойные дни тянулись нескончаемо.

И вот полдень - солдатское счастье - полевые кухни! «Гуляшные орудия», как их окрестили военные. Эти передвижные полевые кухни на конной тяге были важнейшей и неотъемлемой частью ротного обоза. Овощи и мясо закладывали в котел емкостью 175 литров (или же два котла по 60 литров каждый), а варка происходила на ходу. Котлы имели особое противопригарное покрытие. Этот нехитрый, но весьма удобный в эксплуатации агрегат играл огромную роль для поднятия боевого духа Вермахта, служа своего рода сборным пунктом, как ничто другое способствовавшим сплочению солдат, средством психологической разгрузки. После неудавшейся атаки или при отступлении, в случае серьезных потерь, личный состав подразделения приходилось собирать офицерам полевой жандармерии, что было отнюдь не просто. А полевые кухни, подобно некоему центру тяготения, привлекали всех отбившихся от подразделений, легко раненных и случайно уцелевших в мясорубке боя бедняг. Возле них узнавали последние новости, обменивались слухами, писали письма домой. Специфический институт полевой кухни удовлетворял потребность солдата в душевной близости, его стремление как-то защититься от враждебного окружения чужбины, от опостылевшего однообразия будней. Полуденный обед на марше, часто единственная и главная трапеза дня, служил мощным стимулом продвижения вперед, заставлял позабыть все тяготы. И еще немаловажная деталь - после обеда полагался часовой отдых.

 

отдых после многочасового марша    Вынужденные остановки на Восточном фронте...

 

«Все, будто по команде, проваливались в глубокий сон. И этих людей не беспокоило ничто - ни треск мотоциклов, ни гул моторов. Подушкой могла служить и подложенная под голову каска, и на ней, поверьте, солдату спалось ничуть не хуже, чем на пуховой подушке. Сон, даже под аккомпанемент орудийной канонады - одно из немногих удовольствий солдатской жизни, поскольку солдат прекрасно сознает, что впереди еще долгий день и много-много километров».

Лейтенант Генрих Хаапе, врач 18-го пехотного полка, вспоминал краткие паузы для отдыха, которые еще выдавались в первые дни кампании:

«Несчастные полтора часа сна, от них больше вреда, чем пользы. Попробуйте разбудить уставшего как собака солдата. Кости ноют, мышцы костенеют, ноги распухли так, что еле сапоги снимаешь».

Пробудившись, народ, потягиваясь, неохотно поднимается на ноги. Сейчас очень многое зависит от личности и авторитета командира - предстоит, не мешкая, подтянуться к идущим впереди колоннам во избежание крайне опасных брешей по интервалу. Вот поэтому на командные должности предпочитали ставить людей постарше, умудренных опытом Первой мировой войны. Обер-лейтенант Кнаппе маршировал в составе своего подразделения на Минск:

«Низкие холмы подымались из-за горизонта и снова исчезали за горизонтом позади. Казалось, что картина местности не меняется вовсе. Километр за километром одно и то же. Сплошная трудноразличимая серо-зеленая масса. Совсем, как мы ... И еще эти бесконечные поля подсолнухи».

В памяти офицера Потсдамского 9-го пехотного полка первые дни кампании в Советском Союзе запечатлелись «ежедневными пешими маршами в невыносимую жару, которым, казалось, конца не будет».

Мало кто из солдат находил в себе силы воспринимать окpyжaющyю обстановку. Мало кто смотрел по сторонам - шли, опустив головы или же тупо уставившись в спину идущего впереди. И эта отрешенность от мира, погруженность в себя позволяла куда легче пере носить боль и муки, заполняла собой полнейший психологический вакуум. Лейтенант Хаапе вспоминает, как «солнце медленно садилось, погружаясь в непроницаемые облака пыли, поднятой нашими сапогами и колесами машин. А мы все шагали. До самой темноты».

Вражеские засады воспринимались чуть ли не с радостью - хоть какое-то отвлечение от этой серятины. Ощущение опасности насыщало адреналином кровь, отрезвляло, и потом шагать дальше на восток было куда легче. «Нам хотелось, чтобы нас обстреляли русские, черт с ними, пусть даже это закончилось бы настоящим боем, пусть, лишь бы хоть енамного прервать это ужасающее однообразие, это безвременье ходьбы. было уже 11 вечера "когда мы наконец дотащились до какой-то огромной фермы и встали там на ночлег. В тот день мы сделали 65 километров!»

 

Немецкие пехотинцы проходят мимо деревни, 1941г.

 

Три часа сна, и снова подъем - подготовка к маршу следующего дня. А когда черкнуть письмецо домой? Некоторым приходилось стоять в карауле. Времени на отдых катастрофически не хватало. Везде, на фронтах всех трех групп армий пехотинцы старались не отстать от танкистов.

К 1 июля 1941 года действовавшая на участке группы армий «Север» 6-я пехотная дивизия сумела покрыть 260 км от Мемеля до Риги - 10 дней по отвратительным дорогам, в условиях постоянных стычек с разрозненными частями противника. В период с 9 по 30 июля 98-я пехотная дивизия (группа армий «Центр») ежедневно одолевала 40-50 км.

Гаральд Генри писал домой:

«Никому не убедить меня, что тот, кто не служил в пехоте, в состоянии представить себе, каково нам здесь приходится. Пусть попытается представить эту нечеловеческую усталость, это палящее солнце и горящие от мозолей ноги. Причем не в конце ежедневного 45-километрового отрезка, не перед долгожданным привалом, а в начале марша. Минуют часы, пока твои ноги станут нечувствительными к боли от многочасовой ходьбы по этим песчаным или гравийным дорогам».

Железная солдатская выдержка являлась результатом воспитания в «гитлерюгенде», на трудовой повинности - там смолоду приучали к продолжительным пешим переходам.

 

Солдаты Вермахта пока ещё бодро шагают по советской территории, 1941г.

 

В те времена вообще люди больше передвигались пешком. И дети, и взрослые. Транспортная революция второй половины ХХ столетия еще не наступила - люди были более привычными и к длительным пешим маршам, и к пешим прогулкам. Все это очень пригодилось на этой войне. Молодежь старалась не отставать от закаленных в прошлых кампаниях ветеранов.


Статью подготовил: Колосов Дмитрий     Дата добавления: 2 июня 2010 г.     Просмотров: 12672

Вы можете дополнить данную статью, оставив свой комментарий или отправив письмо


Оценить статью: 1 2 3 4 5   


Комментарии к статье:

Комментарий добавил(а): Олег М.
Дата: 2010-06-14 21:37:16
Интересная статья, прочитал с удовольствием. Воспоминания рядовых не менее ценны, чем военачальников.
Комментарий добавил(а): Евгений
Дата: 2010-12-12 02:15:38
Хорошо написано, интересно...
Комментарий добавил(а): ferronimus
Дата: 2011-02-16 20:21:35
Да, не сладкая солдатская доля. Смерть для старого вояки, как облегчение и избавление от мук. Главное не сгинуть на чужбине, в безвестной могиле...Сколько их осталось лежать в чужой земле, в забвении, одному Богу известно. А те кто выжил, нигода не забудут то, что пришлось испытать на войне.
Комментарий добавил(а): Троглодит
Дата: 2011-02-17 11:53:45
К комментарию Олега М. хотелось бы добавить,что воспоминания рядовых солдат и матросов не покрыты патиной преувеличений,свойственных рассказам офицеров(особенно старших) и генеральского состава.Они-как текст через копирку,от и до.Ибо людям,сталкивавшимся с военной рутиной ежечасно, не свойственно врать.Они в своем большинстве отмалчиваются,и лишь иногда запечатленные моменты выходят в виде скромных слов,так как держать прожитое в себе очень тяжело,и человек для психологической разрядки должен поделиться с окружающими.Следовало бы выразиться:Воспоминания военачальников не менее ценны,чем рядовых.Спасибо.
Комментарий добавил(а): юрий
Дата: 2011-12-07 06:19:36
Неплохая сказка.При постоянной и длительной ходьбе никакой усталости с утра в ногах нет.Усталость с утра у начинающих лузеров.Дед после войны постоянно ходил на базар по выходным.В один конец тридцатник.Мозоли у тех кто портянки не умеет наматывать.Кто служил и делал маршброски знает.Остальные смотрите фото.Оружие.Они уже не знают куда его девать.И так и сяк его вертят.Вот это проблема.Ну да и охотники должны быть в курсе ситуации.Так что не все так прсто с ценой и ценностью воспоминаний.И истиной извлекаемой из них для познания.
Комментарий добавил(а): Сергей
Дата: 2012-12-04 12:15:27
Жаль что Черчилль и Резвельт не поддержали Гитлера. Втроем они бы навели порядок в мире.
Комментарий добавил(а): Злой татарин
Дата: 2013-11-18 14:13:48
А кто их звал сюда?

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Текст комментария:

Напишите код цифрами:

Последние статьи на сайте:

22 июня 1941 года в Советском Союзе
Утро 22 июня 1941 года для граждан Советского Союза не предвещало ничего необычного и тем более трагичного. В этот летний выходной день многие люди строили планы, собирались провести его с семьями в парках и скверах, походом в кино или музей, а кто-то уже...

Жизнь Адольфа Гитлера после смерти
Могло ли быть так, что Адольф Гитлер не покончил с собой и своей женой в своём бункере 30 апреля, и действительно ли им удалось совершить побег?  Некоторые считали, что Гитлеру удалось скрыться на подводной лодке U-977, которая, якобы, направилась после в...

Тягач «Ворошиловец»
За годы войны тягачи Красной Армии выполняли всевозможные задачи по транспортировки военных грузов, артиллерийских орудий и боевой техники. В боевой обстановке советские тягачи продемонстрировали достаточную надёжность и манёвренность, которую по достоинс...

 

battlefront.ruСайт battlefront.ru не претендует на авторство приведенных в статьях фото, графических, текстовых и других материалов. Где это представляется возможным, указаны авторы и используемая литература. Если на каком-либо из материалов нет упоминания об авторе или владельце, то по Вашей просьбе данная несправедливость будет исправлена. При использовании материалов с сайта battlefront.ru, обмен ссылками или баннерами - обязателен!
 
Автор и дизайн сайта: Дмитрий Колосов, 2006-2008. г.Москва
При использовании материалов, обмен ссылками или баннерами - обязателен!
 
SpyLOG